Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: История (список заголовков)
13:51 

Печалька с юмором

Шестой муж / 1

Никогда не задумываешься, живя бок о бок с близкими и родными людьми, что ведь в сущности ты никого из них не знаешь. Вернее, знаешь, ровно настолько насколько тебе дозволяют. Безусловно, есть в этом неведении свой смысл; никто не готов вскрыться до начала игры; не каждый может себе позволить остаться безоружным, ожидая взаимности. Но у всего есть мера. Грань между «не говорить, не договаривать, скрывать и врать» очень тонкая. Сам того не замечая переступаешь, ослепленный своими страхами и желаниями. Так кто-то, прожив жизнь, узнает, что она была вымыслом, обычной ложью, или результатом ошибки, простой описки на бумаге тридцать лет назад.

В Орган ЗАГС Такой-то области, Такого-то района я попала случайно. Как оказалось, ЗАГСы наделены широким перечнем полномочий: женить, разводить, усыновлять, воскрешать, иногда стирать с лица земли или ее отдельных районов. Территория чудес и большой ответственности. Тут хранится жизнь всех людей с определенной территории. И ты можешь к этой жизни в прямом смысле прикоснуться.

До того как отправиться туда на подработо-практику, я и не знала, что основная часть архива ЗАГС забита делами о перемене имени или об ошибке в оном. Жил себе всю жизнь Владимир, а тут он решил квартиру продать. А продать не может, потому что в важном документе написано, что но вообще-то Влодимир. И тут понеслась душа в рай. Таких вот Влодимиров, Антанин, Ксеньев и Всевалодов целые залежи по архивам. Хотя, раз на раз и ЗАГС на ЗАГС не приходится.
В ЗАГС я пришла на пороге больших перемен в районе, а именно, в преддверии перевода всей базы в электронную форму. Любим мы все куда-то переводить. Волшебным образом я попала на должность эксперта, который выдает справки по запросам. Для того чтобы один такой запрос обработать, нужно объяснить гражданину, что необходимо заплатить пошлину во всеми любимых наш единственный банк, отделение которого предусмотрительно находится за тридевять земель от здания ЗАГСа, написать заявление, в котором гражданин четко излагает, что же он от ЗАГСА хочет: развестись, жениться, заново родиться, кого-то родить и назвать, переименоваться или обычную повторку.

Потом с этим заявлением эксперты топают в архив на поиски приключений и правды. Архив патриархального ЗАГСа начала двухтысячных похож на регистратуру больницы: толстые карточки формата А5 на корешке клееные перекленные всеми правдами и неправдами. Вообще-то по закону на местах архив храниться семьдесят пять лет, но и тут не так все просто. Но так как в процедуре не предусмотрен полет актовых книг из архивного подвала в областной государственный архив космическими кораблями, никто этим не занимается. Ну не тащить же их на горбу бедным экспертам. Поэтому отдельные экземпляры из книг регистрации актов гражданского состояния переваливали за сто двадцать годов от рождества сего.

Архивное помещение в целом заслуживает детального и воистину трепетного описания: спускаешься в сырой затхлый подвал, а там деревянненькие стеллажики приятного бледно-серого цвета. Стеллажики ломятся от макулатуры. Под чутким руководством начальника ЗАГСа они пронумерованы и кодированы по годам, районам и буковкам. Дело за малым – найти нужную книгу по запросу. И листать до покоса, вернее до страницы с запрашиваемой записью.
Именно в ЗАСГе я узнала для чего выпускали подушки для смачивания пальцев. Потому как указательный твой в процессе листания, через две - три книги, стирается по самый локоть.

Это сейчас в век высоких и глубоких технологий все просто и понятно. Нажал на кнопочку, и на экране вся необходимая тебе информация. Нажал на другую - и вот эта информация у тебя на столе в распечатанном виде. Только осталось роспись вывести аккуратно витиеватую.
Я не прониклась идеей всеобщего блага и качественных государственных услуг. Не срослась с подвалом душой и не трепетала от мысли, о том что своими пальцами перебираю истории чужих жизней с самого рождения. Работала себе без сантиментов. До тех пор пока в один из чудных октябрьских дней к нам в ЗАГС не пришла бабуля в синем пальто.

@темы: рассказ из жизни, печаль, не дописан, история

12:02 

А способы бывают разные

Вчера к своему удивлению, обнаружила, что есть еще много неизвестных мне способов открыть бутылку без штопора. Например – каблук, решила не пробовать. Но сразу вспомнилась история из недавних).
Можно дописать и, так сказать, добавить дитэйлов.


Чертова бутылка. Дернул меня леший. А обидно-то как. Ну же ну. Хоть напьюсь тут под дверью с горя. А я тут его с мамой знакомить собралась. Предательнице этой с работой помогла. Дура. Слезы предательски застилают глаза. Шмыгаю носом, себя-то как жалко. Захлебнусь тут. Вот же зараза. Нет. Ну бывает же так в жизни. Это же прямо заговор против короны. Что и кому я «там» испортила интересно, а? Что ж я дубина телефон-то не взяла и сумку дома оставила. Терзаю проклятую бутылку и поскуливаю. Ничего не могу с собой поделать. Жалко ведь себя, прямо сил нет. Давай же, чтоб тебя! Что ж я шампанского то не купила? Правильно, его же с радостью надо принимать. А радости-то и нет! Так обидно, что начинаю икать.
Как же тебя внутрь-то протолкнуть. Попробую обломком ключа. Так дело пошло. Кажется, поддается. Ну же ну. Ругательства прямо сами вырываются. Сколько оказывается в расстроенном подсознании матерных образов рождается. Нет! Ну вот. Финиш. Приехали. Глухой удар. Бутылка грохнулась. Площадку залило красным как моя кровь испанским винищем. Еще и ботинки мои замшевые за ползарплаты залило. Пойду убьюсь уже, пожалуй. Прыгну вон, из окна что ли.
С каких это пор окна в подъезде не открываются в этой стране? Даже не выкинуться несчастному. Ну нет. Хоть тебя-то я добью. Окнище ты проклятое. Лезу на батарею, пыхтя я и утирая слезы. Себя уже не жалко. Начинаю злиться.
- Вам помочь? – оборачиваюсь. Мужик. Обычный такой мужик. Прямо как этот урод мой уже бывший.
- Из окна меня не выкинете, любезный? – мужчина заинтересованно осматривает сцену моей сердечной трагедии.
- По какому поводу кидаемся? – спокойно спрашивает он. В это время у него в куртке бренчит телефон, но он его так же безмятежно игнорирует. Беседы беседовать будем. Ну вот вам пища для размышления.
- Жизнь - говно, а люди, они знаете ли – ходячие экскременты, - все меня понесло. – Далее по списку: мужики все козлы, без исключения. Простите, ничего личного. Подруги тоже, не лучше. А может даже хуже, умудряются спать с чужими козлами, простите, мужиками. Ключи нынче тоже из дерьма делают, они вон в замочной скважине ломаются, да еще так удачно, что телефон дома и сумка. А еще бутылки из рук выпадают, когда их от безысходности пытаешься открыть тем самым сломанным ключом. Даже с горя по-человечески не напиться. И гвоздь программы, злосчастное коварное окно, в которое даже не выкинуться, потому что оно не открывается. Все
На выдохе я закончила свою тираду. Театрально шмыгнув носом, смотрю на случайного собеседника.
- Еще?
- Нет. Очень красочно и доходчиво. До момента, когда все мужики козлы все исправимо. Про подруг ничего сказать не могу, мне такое явление не ведомо. Пойдемте, у меня телефон есть, окна открываются и даже вино, кажется, имеется с, не поверите, штопором. Зареванные депрессивные дамы с предрасположенностью к суициду и алкоголизму меня в принципе не интересуют. И тушь у вас по всей, простите, физиономии размазана. Так что свою козлиную натуру по отношению к вам я проявлять не буду. Ну пока не умоетесь как минимум. А там обитель вашу, глядишь, отопрут. Идет?
- Поесть есть? – я утираю нос. На руке черные разводы. И правда тушь - по всей физиономии.
- Это что ли последнее желание? – удивляется мужчина моей наглости.
- Предпоследнее. Еще швабру или тряпку какую-нибудь. А то весь подъезд провоняет моей несчастной любовью.
- Тряпка есть. Пойдемте уже, - разворачивается мужчина. - Есть поесть, – бурчит он уже себе под нос и кажется улыбается.
- Штопор точно есть?
- Обижаете.


А так, настроение на +1 из пятерочки

@музыка: The Black keys - Lonely Boy

@темы: почти улыбаюсь, история, без поллитры не разобрать

16:35 

А торт?»

Выходные убиты и похоронены. Началась очередная неделя «счастья».

Настроение дня: Глобальное разочарование.
История дня: «А торт?»
Девиз: Да прибудет с нами сила шоколада


А торт?


Торт шоколадный – самый вкусный, шампанское – «брют», в этом случае чем суше, тем лучше, ананас, еще можно вот мороженное клубничное закинуть в нагрузку. Посмотрим: натюрморт вырисовывается красочный, с правильно построенной композицией. Еще солененького можно прихватить, икорки — вот например, для откровений бутербродных, «дотортовых».

«От депрессии люди спасаются едой» - спорно, но возможно. Я так полагаю, что еда способствует раскрытию говорильно-речевых способностей и освобождению обуреваемого горестями разума на плечи или голову слушателя. Проговорил и прожевал проблему – глядишь, уже и легче стало.
С Машкой мы договорились о вечерних посиделках «как раньше» еще неделю назад. И без того нехилый груз проблем на моих плечах за это время обогатился и пополнился на пару тройку новых «горестных печалей». Так что, говорить - не переговорить. Жаловаться я особо не люблю. Но тут под брют, сам бог велел открыть свою душу и излить на печали старой доброй подруги волнующие и огорчающие меня вопросы. Кому еще можно вот так по-свойски поплакаться в жилетку. Правильно, никому.

- Заходь, - гостеприимная хозяйка запустила меня внутрь будущего трёхчасового храма откровений своей квартиры.
Я радостно залетела в священные хоромы «хрущевки» и незамедлительно передала хозяйке ценный груз «препаратов» для поддержания живой и непринужденной беседы. Препараты Машка приняла с радость, но довольная улыбка с ее лица испарилась подозрительно быстро. Нужно было брать две бутылки брюта, подумала я.

Машка, она вообще золотой человек; отзывчивый, понимающий, с чувством юмора. Человек, который всегда поддержит, поможет разобраться в сложной ситуации, не прикрываясь приличиями и условностями, а выдав в лоб все как есть.

- Я сейчас только переоденусь, ты пока проходи на кухню, - крикнула мне из глубин квартиры подруга.

Я кивнула и воодушевлённая послушно направилась в магическую комнату, которая стала свидетельницей многочасовых откровений и знала обо мне больше чем я сама, а главное в весьма интимных подробностях.

Машка вошла на кухню минут через пять, вид у нее был не сказать, чтобы «добровольно приветливый». Устала наверное, подумала я. Мы быстро разобрались с сумками, накрыли поляну, разлили брют по бокалам, и на этой высокой ноте должен был прогреметь первый тост, но тяжело вздохнув, Машка поставила бокал на стол.

Последующий час с небольшим я узнала, что у Машки серьезные проблемы на работе, которые почти при любом повороте событий, повлекут за собой ее увольнение. Родители Машки решили развестись, потому как папа привел в дом молодуху. Машкиному мужу не перечисляют деньги по последнему договору. У них в доме затопило подвал, в подъезде стали плодиться комары, и пошла плесень. Если дело и дальше пойдет такими темпами, то домик на даче они не достроят до следующего года. А о ремонте машины можно вообще забыть. Машка уже пару недель мучается с почками, да и бессонница мучает. Любимую кошку скорее всего придется усыпить, потому что у нее опухоль. «Натюрморт» наш заметно видоизменился, а стол опустел.

Тем временем, мои проблемы, которыми я так спешила поделиться, застряли где-то между диафрагмой и горлом. Каждый раз, когда я была готова начать марафон излияний, Машка, в очередной раз набрав воздуха в легкие, продолжала свое прискорбное повествование. Она говорила сбивчиво, при этом умудрялась жевать и запивать шампанским. После того как последняя капля шипучки отправилась в бокал Машки, я поняла, что мне пора, и я тоже сыта по горло, только не икоркой, а чужими проблемами. К слову, про свои - даже меж делом подзабыла. На то ведь мы и друзья, так ведь?

- А торт? – уже в прихожей спросила Машка.

То ли проблемы стали весомей, то ли мы изменились. Проглотить и запить их, как ни старайся, не получается.

@темы: а торт, история, понедельник, смех сквозь слезы

23:08 

Брюки

Довольный собой и жизнью, Сергей бодро шагал по усыпанной мусором улице. Вчера в Н. был День города. День города отгремел, и мусор теперь будут собирать до следующего, усмехнулся про себя парень, откидывая носком ботинка с пути пластиковую пивную бутылку. Народные гуляния всегда были ему по душе. Чего нельзя сказать о похмелье с утра. А как же хотелось сейчас гульнуть. Он был только-только с поезда и ему отчаянно требовалось «празднование» по поводу возвращения из армии. Душа пела и плясала: «Я откинулся на свободу, братцы!»

- Молодой человек, а прикурить у вас случайно не найдется? – послышалось за спиной мурлыканье приятного женского голоса. Сергей обернулся. Перед ним стояла помятая, но очень хорошенькая девушка.

- Курить вот очень хочется, а ларьки еще закрыты, - она широко улыбнулась ему. Похмельная, озорная улыбка была в самый раз.

- Зовут-то как, принцесса из сказки?

- Лида, - довольная она подбежала к нему. Сергей достал из кармана пачку сигарет и передал ей.

- Вот, Лида, все для тебя, - он выразительно посмотрел в бездонные голубые глаза.

- Да, правда! – она довольно захихикала, пряча пачку в карман джинсов.

- А тебя-то как зовут, герой в форме?

- Серега, - довольный собой Сергей расправил и без того широкие плечи, - У меня сегодня гуляния по поводу возвращения со службы, за углом, на Мира 5, приходи. Буду ждать.

На гуляния Лида пришла. Пришла и после гуляний на третьем месяце. Серега такого конечно не ожидал, любви особой к ней не испытывал. Но от ребенка от родного отказываться это не дело. Так и подженила его Лида стремительно и бесповоротно. Семья Сергея приняла ее как родную, родители были рады внукам, и тому что сын сразу после армии остепенился, а не пошел по миру гулять.

Начиналась их повесть бытового счастья с перспективами и надеждами на светлое будущее. Но только молодые зажили вместе, все стало стремительно меняться.

- Сережа, но я же тебе сказала, что мне нужна новая одежда. Я ни во что не влезаю.

- Лид, ну мы же говорили об этом. Поноси пока мое, все равно дома сидишь. Хоть немного дом обставим. Не все сразу. Я же хожу в одних и тех же джинсах, и ничего.

- У тебя пузо на лоб не лезет! У меня от старых брюк живот болит, ребенку еще наврежу.

Она знала, что этот аргумент сработает. Сергей молча взял ключи от старенькой девятки и вышел из квартиры на Мирной пять. Родители съехали к бабушке еще перед свадьбой. Как оказалось, найти работу после армии куда сложнее чем Сергею думалось. Не брали особо никуда. Ночью он работал охранником на заводе, днем охранял зал супермаркета. Иногда вот, в экстренных случаях таксовал, как сейчас. Экстренный случай нарисовался неожиданно – сегодня во всем были виноваты новые брюки, которые хотелось Лиде.

Нет, Сергей не винил ее. У беременных же там гормоны разные играют и вообще. Лида много всего рассказала ему и про стресс, и про синдромы у беременных. Жуть в общем. В пору радоваться, что ты мужик. Сергей сел в холодную девятку. Завел двигатель. Машина прочихавшись загудела. Он ждал пока не бог весть какое транспортное средство прогреется. Закурил.

Интересно, а у пацанов как с работой после армии. Друганов его армейских. Череп остался на контракте, он это знал. Молодец Череп. Секет парень. Может с лицом у него и проблемы, а вот с башкой все в порядке. Да и сам он пацан толковый. Хорошо им служилось вместе. А Борзый сейчас где? Семен так вообще преобразился за год службы. У него где-то дома был адресок Семена. Да и Т. от Н. недалеко. Часа три на машине. По хорошей-то дороге. Сергей выехал на проспект. Молодая пара голосовала у ресторана.

Ночь пронеслась незаметно. Днем его ждала работа в супермаркете. Он вдруг понял, что совсем выдохся. Домой идти не хотелось. Сергей решил поспать два часа прямо в машине, чтобы не будить Лиду. Еще разнервничается с просони. Да и глаза у самого слипаются, до дома и не дойти. Но в кармане у него было достаточно на новые брюки и даже на кофточку для Лиды. Приятная тяжесть. Сергей уснул. Вздремнув, такой же помятый поехал в супермаркет на смену. Отпахал там как положено. Вечером голодный и уставший спешил к жене.

Может Лида чего вкусного приготовила. Вот сейчас он вручит ей заветную денежку, она обрадуется словно ребенок, как это было у них раньше. Они вместе поужинают, посмотрят телевизор. Она уснет у него на плече. Он отнесет их на кровать, примет душ и поедет на ночную смену на завод. Сергей вдруг осознал, как сильно устал за последние несколько месяцев от постоянного напряжения и погони за благополучием.

Лида открыла дверь после долгой паузы. Наверное, опять поясница прихватила, и она лежала, обложившись всеми подушками в доме. После ужина помассирую ей ноги, думал Сергей, широко зевая.

- Пришел. Ну проходи, - в двери показалась недовольная заспанная Лида.

- Пришел, и кое-что принес, - довольно добавил помятый Сергей, вынимая из кармана заработанные за ночь деньги.

- М, хорошо. Я тут как раз кое-что по каталогу заказала, на почте надо забрать и расплатиться.

- А как же брюки, Лид? – вылетело у него.

- Ну что, еще накатаешь, делов то, - отмахнувшись она побрела в комнату.

- Поешь там что-нибудь. Я себе омлет сделала. Сил нет как спина болит.

- Может массаж? - растерянно и уже огорченно спросил он вдогонку.

- Нет, от твоего массажа только хуже. До самых костей проминаешь. Я лучше полежу книжку почитаю.

Она ушла в спальню и закрыла за собой дверь. Сергей присел на пуфик в коридоре. Сил дойти до кухни у него вдруг не осталось. Совсем выдохся. Стало обидно. Но ругаться и ворчать на жену он не хотел. Она ведь беременная, вот и капризничает. Пройдет это все. Как малыш появится на свет, они будут нормальной семьей. Будут вместе сидеть за обеденным столом. Делиться переживаниями, мыслями. Будут поддерживать друг друга. А пока ему нужно дойти хотя бы до душа. Прет от него не по-детски.

Сергей умылся. Нажарил картошки, под соленые огурчики, которые родители заготовили на зиму и со свежим лучком - картина нарисовалась вполне аппетитная. Он поужинал, убрал со стола. Очень тихо, без лишнего шума, чтобы не волновать Лиду решил заглянуть, как там его жена. Может что нужно.

Сергей приоткрыл дверь в комнату. Лида уснула с книжкой в руке. Большой живот торчал из моря подушек. Сергею нравилась его идеальная круглая форма. Он часто представлял, как малыш там кувыркается. Как он чувствует близость отца и улыбается ему в утробе. Он ждал ребенка сильнее Лиды. Хоть бы была дочь. Всем мужикам хочется сына, наследника. А Сергею хотелось маленькую курносую девочку, похожую на него и на Лиду. Шуструю со смешными нелепыми хвостиками. Он бы заботился о ней и о её маме. Холил и лелеял бы своих девочек.

Сергей Аккуратно забрал книгу из рук жены, положил ее на прикроватную тумбочку. Он взял новую спальню в кредит. Не гоже это спать на чем попало. Да и удобство беременной жены дорогого стоит. Можно и потерпеть годик. Он накрыл Лиду легким покрывалом. В последнее время она жаловалась, что ей жарко. От этого она не высыпается. Сергей потянулся чтобы поцеловать жену, но она сонно запротестовала.

- Фу, Сережа, от тебя луком несет за километр. Меня и так тошнит постоянно.

Лида выставила вперед руки, отодвигаясь от мужа и, перевернувшись на правый бок, почти сразу мирно засопела. Так же тихо, как и вошел, Сергей удалился из спальни. Оделся в рабочую форму и вышел из дома. Выкурил две сигареты пока грел машину. И поехал на завод.

Он обиделся. Очень.

Интересно, как там Борзый поживает? Приеду, поищу адрес в коробке с формой на балконе, решил он.

@темы: обида, история, брюки

Граненый стакан моих мыслей

главная