Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: печаль (список заголовков)
13:51 

Печалька с юмором

Шестой муж / 1

Никогда не задумываешься, живя бок о бок с близкими и родными людьми, что ведь в сущности ты никого из них не знаешь. Вернее, знаешь, ровно настолько насколько тебе дозволяют. Безусловно, есть в этом неведении свой смысл; никто не готов вскрыться до начала игры; не каждый может себе позволить остаться безоружным, ожидая взаимности. Но у всего есть мера. Грань между «не говорить, не договаривать, скрывать и врать» очень тонкая. Сам того не замечая переступаешь, ослепленный своими страхами и желаниями. Так кто-то, прожив жизнь, узнает, что она была вымыслом, обычной ложью, или результатом ошибки, простой описки на бумаге тридцать лет назад.

В Орган ЗАГС Такой-то области, Такого-то района я попала случайно. Как оказалось, ЗАГСы наделены широким перечнем полномочий: женить, разводить, усыновлять, воскрешать, иногда стирать с лица земли или ее отдельных районов. Территория чудес и большой ответственности. Тут хранится жизнь всех людей с определенной территории. И ты можешь к этой жизни в прямом смысле прикоснуться.

До того как отправиться туда на подработо-практику, я и не знала, что основная часть архива ЗАГС забита делами о перемене имени или об ошибке в оном. Жил себе всю жизнь Владимир, а тут он решил квартиру продать. А продать не может, потому что в важном документе написано, что но вообще-то Влодимир. И тут понеслась душа в рай. Таких вот Влодимиров, Антанин, Ксеньев и Всевалодов целые залежи по архивам. Хотя, раз на раз и ЗАГС на ЗАГС не приходится.
В ЗАГС я пришла на пороге больших перемен в районе, а именно, в преддверии перевода всей базы в электронную форму. Любим мы все куда-то переводить. Волшебным образом я попала на должность эксперта, который выдает справки по запросам. Для того чтобы один такой запрос обработать, нужно объяснить гражданину, что необходимо заплатить пошлину во всеми любимых наш единственный банк, отделение которого предусмотрительно находится за тридевять земель от здания ЗАГСа, написать заявление, в котором гражданин четко излагает, что же он от ЗАГСА хочет: развестись, жениться, заново родиться, кого-то родить и назвать, переименоваться или обычную повторку.

Потом с этим заявлением эксперты топают в архив на поиски приключений и правды. Архив патриархального ЗАГСа начала двухтысячных похож на регистратуру больницы: толстые карточки формата А5 на корешке клееные перекленные всеми правдами и неправдами. Вообще-то по закону на местах архив храниться семьдесят пять лет, но и тут не так все просто. Но так как в процедуре не предусмотрен полет актовых книг из архивного подвала в областной государственный архив космическими кораблями, никто этим не занимается. Ну не тащить же их на горбу бедным экспертам. Поэтому отдельные экземпляры из книг регистрации актов гражданского состояния переваливали за сто двадцать годов от рождества сего.

Архивное помещение в целом заслуживает детального и воистину трепетного описания: спускаешься в сырой затхлый подвал, а там деревянненькие стеллажики приятного бледно-серого цвета. Стеллажики ломятся от макулатуры. Под чутким руководством начальника ЗАГСа они пронумерованы и кодированы по годам, районам и буковкам. Дело за малым – найти нужную книгу по запросу. И листать до покоса, вернее до страницы с запрашиваемой записью.
Именно в ЗАСГе я узнала для чего выпускали подушки для смачивания пальцев. Потому как указательный твой в процессе листания, через две - три книги, стирается по самый локоть.

Это сейчас в век высоких и глубоких технологий все просто и понятно. Нажал на кнопочку, и на экране вся необходимая тебе информация. Нажал на другую - и вот эта информация у тебя на столе в распечатанном виде. Только осталось роспись вывести аккуратно витиеватую.
Я не прониклась идеей всеобщего блага и качественных государственных услуг. Не срослась с подвалом душой и не трепетала от мысли, о том что своими пальцами перебираю истории чужих жизней с самого рождения. Работала себе без сантиментов. До тех пор пока в один из чудных октябрьских дней к нам в ЗАГС не пришла бабуля в синем пальто.

@темы: рассказ из жизни, печаль, не дописан, история

22:09 

Сосед

История была совсем не о том. Писала я очередную сцену с моими выдуманными героями. И вдруг, перед глазами появился образ соседа Лехи. Печальная метаморфоза из жизни, которой захотелось поделиться и еще раз призвать читателя быть чутким, внимательным и неравнодушным к окружающим людям в своих мирских гонках за благами, которые все равно останутся под дверями. Другого не дано.

«Сосед»

Я буду собирательным образом нашей семьи и поведаю от нашего лица историю соседа по площадке на шестом этаже в змейке на Октябрьском. Леха переехал в наш дом после нас. Познакомились мы, как полагается. По-соседски здоровались и беседовали о погоде, природе, молодой жене, бизнесе и каждой новое машине Лехи.
Да, по началу мы называли его Алексей Петрович, хотя как-то подшафе выяснилось, что он Иванович. Но под то же самое шафе он еще долго оставался Петровичем. Время шло, машины менялись. Петрович, разошелся с молодой женой, потому как не хотел заводить с ней детей. У него уже была взрослая дочь и ему было достаточно одной наследницы. А молодая жена оказалась дама настырная и ушла от успешного мужа в самом расцвете сил. Дорожки их разошлись.

Кстати, по Петровичу было невозможно понять, сколько ему лет. На протяжении двадцати лет нашего соседства, он всегда был в этом самом расцвете. Подтянут, одет по моде. Спортсмен и человек по жизни активный и открытый ко всему новому. Естественно при таком раскладе у Петровича быстро появилась потенциальная новая жена. По-соседски, новая жена нам очень приглянулась. Хозяйственная, доброжелательная, симпатичная и шустрая. С Петровичем они смотрелись хорошо, а главное, бывает сразу чуешь, что людей вместе держит. Кроме всех мирских благ, там была любовь, которую даже нам, простым соседям было видно.

Жениться Петрович не думал. Жили они дружно и мирно. Почти жена была женщиной самодостаточной, с хорошей работой и перспективами. Но однажды сосед завалил к нам по-соседски под очередное шафе и объявил, что «они с Анькой расписались». Чего тут скромничать, отмечали до утра. Со столом и тостами. Никто не спрашивал, почему самой близкой и душевной компанией для такого семейного повода стали мы. Было все равно. Мы были рады. Кстати с той самой ночи Петрович стал просто Лехой.
Жизнь бежала вперед, что не угнаться. У нас у самих все менялось. Мы чаще бывать за городом. Строили дом, садили огороды. У Лехи жизнь тоже менялась. Однако, стандартно на новый год и восьмые марта мы по-соседски друг друга поздравляли и пропускали по рюмке другой под пироги за здоровье.

Сложно сказать, с чего все началось. Да и нужно ли. В бизнесе у Лехи начались проблемы. Пришлось закрыть фирму. Лет было уже не мало. Молодая жена. Определённый уклад и желания. Жить Лехе стало душно. Анька, конечно, его поддерживала как могла. Работала как лошадь, не роптала. Но кто его знает, как это все бывает. У Лехи случился срыв. Загремел наш сосед в психушку. Там его малость подправили и успокоили, но все ж таки права забрали. Это был второй серьезный удар по его мужской натуре. Леха мужественно терпел.

Но вот незадача, приехала горе-дочь. Мадам затеяла ремонт в своих новых хоромах и решила перекантоваться у отца, в том самый момент, когда папа был в состоянии аффекта и мог переписать свои барские двухкомнатные хоромы на Октябрьском на молодую-жену, «охотницу на приданым», которую между делом сразу выперли из дома с чемоданами и запретили там появляться.

Несостоявшаяся «аферистка», ушла. Обиделась. Да и поделом. Лехе в больницу носила передачки. А как вышел иногда привозила горячее, убиралась дома, возила Леху за город пару раз, но возвращаться не собиралась. Сложно это, когда вот так мешалкой и под хвост. Естественно, чудо-дочь исчезла, убедившись в наличии документов, подтверждающих ее наследство. За отцом никто не собирался ухаживать. Леха начал тухнуть. Все это мы узнавали от соседей, залетами с дачи. Было грустно и было обидно, за соседа по площадке и просто хорошего мужика Леху.

Это случилось в начале марта. Нашего соседа Леху нашли повесившимся на своем спортивном турнике, на прочной веревке с леской, которую он тщательно выбрал в магазине. Нашли предсмертную записку, где он просил никого не винить, говорил, что душевно и телесно болен и жить больше не хочет. Так Лехи не стало. Сказать, как было горько и жалко, ничего не сказать. Был человек и нет его.

Наш сосед. Добрый, отзывчивый и порядочный человек Леха лишил себя жизни. Не доглядели. Да и как углядеть чужую жизнь. Сложные времена. Не каждый сумеет настроится, пережить, переждать трудности. Перестроиться под новый лад. Душевная организация, это хрупкое и непонятное желание жизни одномоментно превращается в пыль. Вот еще он здесь, наш жизнерадостный, полный сил сосед Леха собирается со своей молодой женой на выходные на лодке по Томи. И вот он уже в гробу оббитом черной материей. Как живой, только с закрытыми навсегда глазами. Вот еще горел. А вот уже потух.

Не знаю, что сломало нашего соседа. Могли ли мы помочь. Могла ли его дочь задуматься о состоянии отца и прийти ему на выручку. Могло ли в этой истории быть что-то по-другому. Тем не менее, я продолжу писать истории своих выдуманный героев. А вы подумайте о том, насколько наша жизнь хрупкая и скоротечная.

@темы: сосед, равнодушие, печаль, жизнь, взгрустнулось

Граненый стакан моих мыслей

главная